«…Понять глубинный смысл»

 

Название, вынесенное в заглавие, - это фраза из вступительной статьи прекрасного поэта Бориса Чичибабина к книге Григория Дикштейна «И отзовётся эхо…». И первая и вторая фразы, взятые в кавычки, в действительности являются ключом к творчеству человека о котором пойдёт речь.

Не буду скрывать, дорогой читатель, я - давняя и верная почитательница Григория Дикштейна, имя которого для меня равноценно слову Талант. Он человек многогранный, щедро одарённый Богом разными талантами: поэта, композитора, блестящего исполнителя своих песен, художника, скульптора…

Мы познакомились в середине 60-х годов в Харькове, в период невероятной популярности туристской песни (так тогда называл комсомол авторскую песню). Гриша уже тогда был дважды победителем городских конкурсов среди авторов (первое место в 1967 и 1968 годах). Он не часто участвовал в конкурсах, но когда участвовал, то получал только первые места. И ценность этих побед была несравненно выше побед на сегодняшних многочисленных фестивалях и фестивальчиках.

Харьков - не Москва, и его городская слава (а таковая была и есть) медленно проникала за пределы Украины

И вот в 1975 году на знаменитом Всеcоюзном Грушинском Фестивале Григорий Дикштейн снова занимает первое место (опять первое, но уже среди сотен участников), как автор песни «Оптимистическая». А когда в 1976 году Дикштейн приехал, как гость фестиваля, то и здесь он получил приз зрительских симпатий в компании с Юрием Визбором и Сергеем Никитиным. Он тогда спел песню «Прощанье с летом», которая стала туристским шлягером тех лет…

Горячей и черной
картошкой печёной
Согрей ладошки.
Мы с летом прощаясь
в огонь затухающий
дров подбросим…
Зима опрокинет
на ветви нагие
снегов лукошко,
наверно лишь завтра,
сегодня ж хозяйка
осень…

Казалось бы, немудреную «природную» тематику логически венчает последняя строфа, но уже наполненная философским смыслом:

Как тесно сидим мы,
дыханьем единым
наполнив песни!
Они не молитвы,
но ими налиты
сердец колосья…
Все тяготы буден:
что было, что будет, -
делить бы вместе!
Но смолкла гитара,
лишь облачко пара:
осень…

Григорий редко употребляет слово «бард» О себе - автор-исполнитель, о других - поющие поэты. Он говорит, что этот термин наиболее точно определяет то направление, которое возглавил Булат Окуджава в жанре авторской песни.

Судьба наградила его близким знакомством со многими яркими личностями. В своём «цехе» это: Окуджава, Визбор, Клячкин, Кукин, Городницкий, Ким, Дольский, Долина… Список можно продолжать и продолжать. Все они бывали у него в доме (и не раз). Бывали у него и Евгений Евтушенко, и Юна Мориц. У Давида Самойлова он сам бывал на даче в Пярну. Но особенно близки они были с великолепным поэтом-харьковчанином Борисом Чичибабиным. Это его перу принадлежит надпись на Гришиной афише:

«…То что я читал и слышал, было подлинной поэзией, то есть, самым главным, обнадёживающим и прекрасным в этой жизни…» Ну что тут можно добавить? Разве что сакраментальное: «нет пророков в своём отечестве»? И вправду! Вышел в Чехии сборник лучших авторов бывшего Союза - он там в двадцатке, вышел в Словакии такой же из восемнадцати авторов - и он там. А имена-то самые-самые: Окуджава, Визбор, Ким… В общем, понятно…

По моим достоверным сведениям, Дикштейна сейчас слушают и поют не только в бывших республиках Союза, но и в Америке (где он проживает в городе Чикаго) , в Израиле, Германии, Австралии - т.е. повсюду, где живут «наши».

Но мой рассказ о Григории Дикштейне был бы неполным, если бы я не рассказала о его музыкальных композициях. Мне - историку театра - особенно дороги две его работы : «До третьих петухов» по сказке В.М.Шукшина и «Как это делалось…» - композиция по прозе И.Э.Бабеля.

Литературный спектакль «До третьих петухов» раз в месяц в течении двух лет (1982 -83) шел в нашей харьковской филармонии. Вы не поверите, перед началом спектакля на улице Сумской, где была тогда расположена филармония, останавливалось движение. Публика «ломилась» в сравнительно небольшой зал, с трудом просачиваясь через узкую входную дверь . Толпа мешала проезду транспорта… Успех был грандиозный!

Гриша уже начал работать над песнями к прозе И. Бабеля, когда его пригласили «показаться» в театре Маяковского в Москве. Гончаров ставил бабелевский «Закат» и искал музыкальное решение спектакля. Гришины песни там были встречены с восторгом. И не страшно, что им не нашлось места в спектакле. Зато вышла на «Мелодии» пластинка с этими песнями. Ещё до выхода пластинки я рассказала моему шефу, С.В. Образцову, о этом цикле гришиных песен (я тогда уже работала в Москве и была помощницей С.В. Образцова). Он попросил меня принести запись этих песен, ибо уже слышал от знакомых актёров восторженные отзывы о них. Я с удовольствие принесла ему кассету с песнями Григория Дикштейна. Он внимательно послушал их и сказал: «Да, Ваш земляк, Светлана Александровна, очень талантливый человек.» А я в этом и не сомневалась…

Бабелевский текст при записи пластинки должен был читать неповторимый Зиновий Гердт. Однако, он настоял, чтобы текст от автора читал автор песен, т.е. Григорий Дикштейн. В таком варианте и вышла эта пластинка в 1990 году. Это была уже вторая пластинка Григория Дикштейна, выпущенная «Мелодией». Первая вышла в 1987 году («И отзовётся эхо»), а третья была записана в 1990, но увидела свет только в Америке в1999. Это второй компакт диск Григория - «Старое танго с секретом». А первый диск записанный в Америке, «Крылья клееные воском», включает в себя только песни написанные уже в Америке.

Драматична история попадания Григория Дикштейна в Америку. В 1991 году он был в Чикаго на Фестивале Русского искусства, после которого совершил небольшое турне по Америке с концертами. В 1992 году он получил повторное приглашение в страну и поехал с очередным туром выступлений. В это время, его дочь, тележурналистка, выпустила документальный фильм о выходящей в Харькове фашистской газете «Нова Украина». Как следствие - угрозы и… пожар в доме. Возвращаться было некуда. Семья связалась с Григорием . Решение было принято: оставаться опасно, уезжайте. И вот уже 6 лет они здесь.

Всё складывалось непросто. Однако уже в 1995 году Григорий выпустил книгу песен и стихов, в том же году вышел магнитный альбом новых песен «Две души», четвёртый год он ведёт цикл передач «Поющте поэты» на радио «Новая жизнь» в Чикаго, буквально в эти дни идёт повторный цикл из трёх передач популярного ведущего программы на русском телевидении WMNB, Ивана Менджирицкого «Сядь со мною рядом» . Герой этих передач Григорий Дикштейн. Вот и сейчас, в момепнт, когда я пишу эти строки, WMNB транслирует очередную серию передачи и звучит гришина песня «Памяти Булата Окуджавы»:

Моё сердце горюет и сетует.
Моя память от боли седа…
А Поэт себе с Богом беседует,
Впрочем, он это делал всегда.
Голос тихий по-прежнему слышен нам,
Города, океанов слюда,-
Всё внизу… А они о возвышенном!
Впрочем, он это делал всегда.
Весь распахнут с Любовью и Ревностью,
Вечной книги листает года,
Поражая своей откровенностью,
Впрочем он это делал всегда.
Чтоб сегодня знакомою улицей,
Там, где новой беды невода,
С Александром Сергеичем прогуливаться…
Впрочем, он это делал всегда…
Средь великих… Им руки не тискает…
А душа и светла и горда
Всё поёт, не юлит, не заискивает,
Впрочем, он это делал всегда…
Юный Моцарт со скрипочкой старою
Рядом с ним улыбнётся с небес…
А гитара… Да Бог с ней с гитарою…
Он Поэт и с гитарой и без…

«О чём ты мечтаешь, Гриша?» - спросила я Григория Дикштейна после удачных выступлений в Сан-Франциско .

«Написать книгу о моих встречах с поэтами поющими и не поющими, Хочу выступить в городах России и Украины и в первую очередь в моём родном Харькове. А главное - хочу видеть моих родных и близких здоровыми и счастливыми. И у меня чтоб хватило здоровья и сил осуществить задуманное.»

Успехов тебе! Удачи, дорогой Гриша!

Светлана Смелянская
Кандидат искусствоведения.
Сан-Франциско


[Начало][Новости][КСП][Авторы][Содержание]
[гостевая книга] [обратная связь][конференция]
[Audio][Deutsch]

www.bards.de

info@bards.de

last updated: 19.09.00